morya: (Default)
-И?...Ну?...Блин...Да что мне, в самом деле, 16 лет, что ли? Не звонит и ладно. А с другой стороны сказал ведь, что позвонит. Подожду......Не звонит. Занят......... Наверняка, занят..............И?. Так, в аське нет, в скайпе тоже не появлялся. Ну да, зато я сижу и слежу. Тоже себе КГБ-шница. Кино, что ли посмотреть какое. Кино, кино..И зачем мне кино? Все равно ничего не понимаю. И чем же, интересно, занят? В аське нет, в скайпе нет. А в жж? Дура, прекрати немедленно. А что дура-то? Поста нет. Но френдленту читал. 8 минут тому назад был. Значит, как минимум, дома. )
morya: (Default)
Вот как в жизни бывает? Сидишь, читаешь книжку интересную, упиваешься слогом автора, практически, фоном идет очередная лента новостей от соседки, и тут... бац. В аську приходит добрый молодец с очередным сенсационным сообщением о своих способностях. "Не хочешь ли, красна девица," - молвит он, - "сексу распрекрасного?".

Ну, а когда красны девицы отказывались от сексу, да еще и распрекрасного? Еще издревле повелось, что сексу много не бывает, в особо трудные времена его по талонам выдавали, помнится, и высоким качеством он не всегда отличался,так что негоже отнекиваться ни добрым молодцам, ни девицам красным: )
morya: (Default)
Жил-был Толик. Как все жил, то бишь, был попеременно счастлив-несчастлив, местами облачен, местами - ясен, банально изнурен любимой работой и прочее, и прочее.

Толик рано женился, к двадцати двум годам уже был счастливым отцом забавной дочурки и изумленным сообщником супружеской жизни, повернувшейся к нему неожиданном бытом. Но дочурку надо было кормить-поить-воспитывать, посему бал продолжался, да и любовь имела место быть, и к тому же все вокруг тянули похожую батрачью лямку от зарплаты до зарплаты. Через четыре года жена ушла. Встретила свою настоящую любовь, сказала. Свидания с дочерью не ограничивала, но вскоре уехала с новой семьей в другой город, более того, в другую страну. А при всей любви к дочери, лишать ее светлого, по всем отзывам, будущего Толик не мог. С дочерью больше Толик не виделся, лишь исправно писал ей письма. Но то ли адрес бывшая жена дала не тот, то ли почта плохо ходила, ответов не получал, в любом случае, его письма не возвращались: )
morya: (Default)
Навеялась одна история. Тогда я была молодой и красивой и встречалась с неким товарищем. В один из прекрасных дней мы решили отдохнуть друг от друга, ибо нервные клетки если и восстанавливаются, то не везде и медленно. Прошло несколько недель, все было замечательно и тихо, треволнения уступили место тоске и скуке. И вот, раздался телефонный звонок, в котором Имярек сообщил, что все обдумал и жизни без меня не видит, не чает и не чует. Мое доброе, отзывчивое сердце самаритянки, оно же "все бабы - дуры", решило дать так называемый последний шанс: )
morya: (Default)
На опушке леса, там, где дубы-колдуны, осины-трепещалки и сосны-великаны, жил да был Прохор. Вообще-то, он был Игнатьевичем по отчеству, но никто его не называл полным именем. В принципе никто его никак не называл - тишь да гладь кругом, живые души только в виде местной фауны, мертвые - в виде томика. На титульной странице книги было начертано "Прохору, который живет на опушке", оттуда и узнал он, как его величать приказали. Но это другая история.

Жил себе Прохор, не тужил, грибы-ягоды собирал, на зверя-птицу охотился. По ночам и в холодные зимние дни, когда избушку заваливало снегом по самый флюгер, лелеял он мечту: остановить на скаку коня. Мечта была давняя, поросшая мхом, разбухающая от ночи к ночи подробностями и ньюансами, собственно, мечта-то даже не его была изначально. Как-то на рынке, где Прохор пополнял запасы спичек, соли и махорки, увидел мужчина толпу. Народ обступил какую-то бабу, которая, брызжа слюной от гордости на слишком близко подошедших к ней, размахивала руками и призывала вступить в новую организацию. )
morya: (Default)
Жил-был мамонтенок. Жил себе в яранге, питался ягелем и морошкой, весной собирал букеты из эдельвейсов и раздавал их на перроне веселым соседям и хорошим друзьям с котами, чижиками и собаками. Однажды в дверь яранги кто-то постучал.
- Кто там? - поинтересовался мамонтенок.
- Это я, почтальон Печкин. Принес посылку для вашего мальчика )
morya: (Default)
Когда нас не станет, ничего не изменится. Вокруг будут те же люди, у них будут те же проблемы, найдутся те же решения.
Когда нас не станет, будет та же рабочая неделя, за ней выходные, дни рождения, свадьбы, покупка квартиры, дети, внуки, похороны.
Когда нас не станет, будет тот же дождь, солнце, ветер, снег, сырость, жара, роса, град.
Когда нас не станет, будут те же новости, катастрофы, войны, землетрясения, пожары, аварии, спасения, везение, халатность, предусмотрительность, неготовность.
Когда нас не станет )
morya: (Default)
Лизе хотелось пить и курить. Последние два часа она бесцельно бродила по закоулкам аэропорта: вылет задержали из-за снегопада, внезапно и вопреки календарю опрокинувшегося на город колючими хлопьями. Время посадки то и дело сдвигали в светлое будущее, однако, на горизонте его пока не наблюдалось. Служащие аэропорта пытались скрасить унылое томление пассажиров, запертых посреди нигде, но щедро предлагаемые соки, кексы, бурда, почему-то носящая имя "кофе", сочувствующие улыбки и спокойная музыка из динамиков уже не вызывали энтузиазм. К шестому обходу беспошлинных магазинов ассортимент в них так и не сменился, покупать было нечего, да и приобретенные сувениры были уже в количестве, превышающем спрос. Хотелось курить и пить. Причем, именно кофе. Нормальный, гуманный кофе, а не та смесь, которой потчевал вынужденный быть радушным аэропорт.

Неподалеку от курилки, которая выгодно отличалась от ее сестры на родине Лизы наличием открытого пространства, столиками с удобными стульями и видом на извечно романтическую взлетную полосу, располагался бар, подающий и кофе. К алкоголю Лиза была равнодушна, максимум - бокал красного полусухого вина, но сегодня и сейчас хотелось именно кофе с ликером, с "Бейлисом".Любимый напиток бывшего мужа. )
morya: (Default)
Я ненавижу пятна на одежде, хлопанье дверьми, вопросы, висящие в воздухе без ответа, молоко, заканчивающееся до утреннего кофе, перегруженный общественный транспорт, носки, хранящиеся наизнанку. И еще я ненавижу тебя. За то, что лгал. Лгал неумело, неопытно, не потрудившись даже заготовить правдоподобные версии заранее. За то, что думал, любовь настолько ослепила меня, что я откажусь сопоставить факты, что не решусь собрать паззл из отрывочных фраз, фактов, разговоров других. За то, что не уважал ни на толику, за то, что не принимал всерьез мои попытки пробиться сквозь толщу твоего умалчивания. За то, что так и не понял, что любят не за что-то и даже не вопреки чему-либо. Любят просто потому что любят.

Слышишь?! Я ненавижу тебя. За попытку подчинить, за попытку запретить, за попытку сделать безмолвной тенью. За то, что лгал, даже стоя на краю пропасти правды. За то, что предал. Нет, не за то, что изменял. От измен ты сам мучился гораздо больше, но не посмел сказать себе правду. Именно себе в первую очередь. Я не готова была мириться с изменами, пыталась найти себе любовника, нашла даже. Но когда оказалась с ним в постели, то поняла, что не могу. Не хочу опускаться до твоего уровня. Но ты пошел дальше, ты предал. Ты предал при первой же опасности, когда правда грозила выплеснуться мне в глаза. Ты спас свою шкуру, все так же неумело. Ты забыл, что плохие новости доходят первыми, что люди разговаривают. Ты опустил глаза, но все же солгал.

Я ненавижу тебя. За то, что никогда не была тебе нужна на самом деле. За то, что была для тебя лишь удобной. За то, что ненавижу себя.

Ненавижу себя за любовь, не жалею, но ненавижу. За то, что продолжаю любить. За то, что не умею ненавидеть.
morya: (Default)
А давайте, дорогие мои мужчины, расскажу вам сказку? Страшную такую, жуткую даже...Вы её прочитаете, а потом...

Итак, жил-был на этом прекрасном белом свете мужчинка. Назовем его, скажем, Колей. Жил себе, не тужил, учился, работал, женился. Изредка похаживал на сторону, растил сына и дочь, по вечерам отдыхал от трудов праведных перед телевизором. И жена у него была расчудесная: кормила, поила, согревала и дома не ходила в потрепанном жизнью халате. В общем, все, как и полагается в джентльменском наборе.

И все у него и дальше было бы прекрасно, если бы не одно  )
morya: (Default)
Была такая песня, что "ждать любовь не надо, явится нежданно". Виктория совсем не ждала её. То есть ждала, потому что слышала и другую песню про "жить без любви, конечно, можно, но как на свете без любви прожить?", но уговаривала себя, что не ждет, что все идет как надо, что если еще один день, месяц, год прожит без любви, то это лишь приближает её к тому перекрестку, на котором живет любовь. Нет, даже не так. ...перекрестку, на котором живет Любовь.

Путь пересекался разными перекрестками и развилками. На одном она встретила ревность. Всепоглощающую ревность, уничтожающую все вокруг, с пыхтящей трубой, из которой выбрасывался насыщенный химикатами дым. Вскоре Вике стало нечем дышать, и она пошла дальше.

На следующем стояла избушка похоти. Она искусно прикрывалась вывеской любви, зазывала её яствами, но не смогла удержаться от показа истинного лица. Сказала, что личные претензии тут никого не интересуют.

Еще была скука. Она просто оплела Вику липкими щупальцами, надолго погрузив её в искусственную реальность. Но однажды скука уехала по своим делам, забыв запереть дверь.

И встретилась месть. Месть искажала черты лица жертвы, заряжала энергией, придавала смысл происходящему. Как-то раз случайно постучалась в окно заблудившаяся любовь. За чашкой чая она рассказала о радости, и Вика ушла с ней.

Любовь привела к себе домой, накормила, напоила и устроила на ночлег. Жизнь наполнилась счастьем, хотелось делать подарки, оказывать внимание за гостеприимство и угождать, ожидая в награду лишь улыбку и хорошее настроение. И превратилась в рабство.

Потом на дороге встретилась надежда. Её домик стоял в тихой гавани, где утро предвосхищалось криком чаек. Надежда знала о мире все, успев обрасти панцирем цинизма и недоверия. Каждый её вздох давал все меньше и меньше кислорода легким, пока углекислый газ не превысил его уровень. Надежду Вика похоронила в синем гробу возле берега. Гроб унесло в открытое море первым же штормом. Рыбы, впрочем, были рады, ибо каждой досталось по маленькому кусочку этого хрупкого чувства.

На одном невзрачном перекрестке очутилась вместе с Викой Любовь. Та самая, с большой буквы. Она заполнила каждую клеточку тела, растворив осадки оставшиеся ране. Она рассказала, что в прежней жизни была рыбой, и что достался ей когда-то кусочек просоленной надежды. И что из этого кусочка проклюнулся внутри росток веры. Вместе с Любовью Виктория растила новую жизнь. Осенью они срывали нежные плоды доверия, зимой пили чай счастья, весной радовались всходам нежности, летом подкармливали рыб, встретивших надежду. А может и не так все было.
morya: (Default)
"Оля! Оля, постой!". Окрик догнал её на оживленном перекрестке, сдерживающим напор ошеломленных машин. Сердце вдруг, хотя, почему вдруг, оно как тогда пропустило удар, пустив холодок по ногам.

"Оля, ну постой же", - запыхавшийся голос звучал уже совсем рядом. "Я сначала не узнал тебя, шутка ли, почти семь лет не виделись, а потом увидел издалека, как ты наморщила нос, когда водитель проезжающего мимо автомобиля возмущенно посигналил кому-то, ты всегда так делала, если внезапно раздавался громкий звук, и так обрадовался, что это ты". Растрепанный от бега мужчина закончил тираду, остановившись напротив Ольги. "С-с-семь лет и месяц",- еле выдавила из себя она, как всегда заикаясь от волнения и злясь на себя за то, что этот дефект речи выдает её..
- Что " Семь лет и месяц "?, - недопонял Сергей.
- Мы не виделись семь лет и месяц.
- Твоя правда. Оль, я так рад тебя встретить, я уже говорил это? Я никого не знаю в этом городе, мы переехали сюда совсем недавно, даже еще не совсем устроились на квартире. В подтверждение он помахал пакетом с логотипом "Do it yourself".
- Я тоже рада тебя видеть. Даже и не ожидала, что когда-либо увижу тебя еще раз. Как поживаешь?
- Все хорошо, как обычно. Правда, я немного не в себе из-за переезда, но это пойдет. Слушай, ты занята сейчас? Может, по чашечке кофе? Вон и кафешка тут рядом есть.
- Пойдем, у меня как раз перерыв на работе.

Они развернулись и направились в сторону кафе. Со стороны казалось, что ничего необычного в них нет: обычный мужчина бережно поддерживает под руку обычную женщину, оберегая от гололеда на тротуаре. Обычная пара или просто близко знакомые люди. Самая обычная пара, коих миллионы или же просто хорошие знакомые. Вот только в душе и мыслях у женщины бушевал не то пожар, не то готовился к извержению Везувий. Она усилием воли отгоняла стихию, и от этого на её лице застыла какая-то гримаса,которую вряд ли можно отнести к разряду обыденных эмоций. )
morya: (Default)
Собака внезапно проснулась и с лаем помчалась к входной двери.

"Да заткнись ты уже, в конце-то концов. Задолбала со своими высказываниями. Ночь на дворе, спи давай", - раздался возмущённый оклик из спальни. Собака присмирела, но спустя несколько мгновений возобновила монолай. Из спальни вылетел тапок, угодивший по всем законам физики в холодильник, отчего тот вздрогнул и завёл заунывную песнь акына с тарахтением и гудением. Ощутив поддержку, собака перешла в минорную тональность, за занавесой которой ощущался некий новый звук. Звук повысил частоту звучания, тем не менее производя впечатление вежливого и осторожного.

"О господи, ну что ещё такое...Час пятнадцать ночи...Поубывав бы, честное слово...", - из спальни выбралосьрастрёпанное помятое существо )

Ил

Sep. 7th, 2005 08:15 pm
morya: (Default)
Лена предпочитала держаться в тени. Плыть не против течения и даже не в унисон с ним, а просто проводить время на дне, где никогда не бывает бурь, куда изредка совершает падение промозглый отчаявшийся лист прибрежной ивы, тонкий, нежный, осознавший цикличность своего существования, но не желающий принять его как должное.

Лена рассматривала лист, жалела, думала о постигших его передрягах, но не мечтала о них. Ей не хотелось быть подхваченной ветром, обласканной солнцем, кручинящейся под дождем. Ей не хотелось внезапностей, сюрпризов, авантюр. Ей хотелось мирно копошиться в иле, разыскивая пропитание; знать, что завтра ландшафт не изменится. Она не понимала, как можно ожидать, надеяться, сокрушаться по поводу несбывшегося и разочаровываться в свершившемся. Есть то, что есть.Завтра будет то, что было вчера. )
morya: (Default)
Тине всегда казалось, что она - подкидыш. Если рассуждать логически, так оно, скорее всего, и было. Во-первых, фигура. Все родственники вплоть до седьмого колена ( включая сами колени ) обладали неказистой, приземленной осанкой. Редко кто из них поднимал голову к небу, предпочитая сосредотачивать свои интересы в поле нижнего обзора. С возрастом развивался сколиоз, кифоз и отложение солей в верхних позвонках. и они уже даже и не смогли бы взглянуть на небо, даже при сильном желании. Тина же никогда не смотрела под ноги и вместо зю-образного позвоночника ее тело поддерживала на ось как на иллюстрации учебника анатомии, правда, ноги вечно украшали синяки и царапины, но что они в сравнении с синевой -атмосферы?! )
morya: (Default)
По полупустыне Гоби тяжело переваливаясь с ноги на ногу, шли слоны. В авангарде сохранял последние капли гордости вожак Ипполит, за ним две кумушки - Груня и Ульянина. Замыкал подобие каравана Фрунзик, никогда не имевший репутации сильного звена, от того и позволявший себе всхлипывать время от времени.

Вот и сейчас Фрунзик шмыгнул хоботом, трубно высморкался и довольно громко произнес: "Поля, а далеко еще до Бурундура )
morya: (Default)
Предупреждаю сразу: собираюсь писать муть. Исключительно от того, что пьяна и на меня снизошло очередное откровение на тему "жизнь - ***ня ( каждый сам вставляет подходящие ему литеры ), в общем - к чтению не рекомендовано.

Лиза/Катя/Таня/Вася/Боря (как пожелаете) медленно шла по кромке моря. Почемуморя? )
morya: (Default)
А хотите, расскажу вам жуткую историю о жизни, быте и безудержном сексе? Впрочем, вопрос риторический, все равно расскажу. Дорогая [livejournal.com profile] yumeise, не читай, сразу предупреждаю.
Как вы думаете, с чего должно начинаться такое повествование? Со слова "смеркалось", казалось бы, но, к сожалению, обстоятельства были далеки от смеркания, а жаль, слово больно обещающее.

Так вот, не смеркалось, напротив, стояло здоровое израильское утро, когда, выглянув в окно, хочется проклясть ув. тов. Жаботинского за то, что не вытребовал так называемым избранным местечко в более удобном для потовых желез климате. Инна проснулась )
morya: (Default)
Ну не тянет меня на учебу. Не тянет. А посему расскажу вам, детки, о том, что нельзя брать от чужих дяденек на улице конфетки .

Жил да был себе мужичок. Может, даже не тужил, а, может, и добро потихоньку наживал - умалкивает история о перипетиях этих. Купил он себе мотоциклет и ездил себе на нем потихоньку, изредка пугая ревом мотора припозднившихся старушек, устраивая пред-инфарктное состояние у водителей машинок легковых, да шугая пешеходов, шастающих по шоссе в попытке укрощения зверя заморского - зебры. )

Profile

morya: (Default)
morya

December 2012

S M T W T F S
      1
2 345678
9 101112131415
16171819202122
23242526 272829
30 31     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 06:51 pm
Powered by Dreamwidth Studios